В субботу, 16 декабря, на телеканале СТБ состоялся шестой прямой эфир самого масштабного вокального шоу страны «Х-фактор-8». Во время прямого эфира фронтмен группы «Каблуками по брусчатке» Станислав Мельник пообщался с нашими журналистами.

Сегодня в прямом эфире вы исполняли две композиции. Было сложнее?

Да, два номера сложнее готовить. После прошлого эфира, несмотря на то, что мы были рады исполнить авторскую композицию «Баян» в борьбе за жизнь на проекте, у нас сыграла, наверное, «пацанская» гордость. Нужно было срочно реабилитироваться и работать в два раза больше, точнее, в четыре раза больше, над каждой песней. Но я думаю, что у нас все получилось, хотя лично я боялся этого эфира. Ведь, кроме того, что нас ожидали две песни, одна из них – на иностранном языке. Но нам удалось выкрутиться из этой ситуации (смеется).

Текст песни «Despacito» и аранжировку написал ты с ребятами?

Буквально за ночь, пока ребята делали аранжировку, я написал текст композиции «Despacito», которая сложна своей нестандартностью, ведь у нее нет стандартных куплетов и припева. Она абсолютно разная от начала до конца. Плюс речитатив, который мы сделали на русском языке. Андрей Михайлович сказал, что все равно в песню нужно добавить испанский язык. Я почитал оригинальный текст и понял, что не выучу его в жизни, поэтому написал свои простенькие испанские вкрапления. В общем, выкрутились мы из этой ситуации. Плюс номер сегодня тяжелый для меня физически. Я бы этот эфир назвал каким-то забегом, потому что и двигаться, и зачитывать реп, и петь, притом в обеих песнях, для меня это было испытанием. Но все, слава Богу, получилось. Я уже успел пересмотреть наши выступления, кажется, погрешностей никаких не слышно. В общем, сегодня эфир был очень-очень мощным, потому что каждый из участников подготовился очень круто, и я даже не могу предположить, кто может уйти.

Как вам работалось с Дмитрием Шуровым?

Интересно было поработать с Дмитрием Шуровым. Было любопытно, что он нам предложит, потому что все предыдущие эфиры он не очень к нам относился тепло, только в прошлом эфире оставил хороший комментарий. Соответственно, на репетиции я ожидал, что он будет как-то «заваливать» нас, но нет, все прошло отлично. Мы с ним во время репетиции апробировали в одной песне разные стили. Допустим, сначала лаунж, потом переходим из лаунжа в диско, а из диска в панк-рок. Дима убедился, что пацаны сыграют абсолютно все. Мне никогда не приходится за них краснеть, выходя на сцену, я понимаю, что за мной стоит целая армия безумно талантливых парней.

То, что вы в прошлом эфире исполняли песню «за жизнь» больше вас мотивировало, или наоборот расстроило?

Мы не расстроились, потому что очень хотели исполнить песню «за жизнь», ведь мы спели нашу композицию, что нам не давали сделать на протяжении всех эфиров. Ведь до этого времени только на кастинге звучала наша песня «Развела», и сейчас вот прозвучала вторая. Плюс, ощущение какой-то безумной любви у меня возникает от эфира к эфиру. Чем дальше, тем больше у нас появляется фанатов. У меня нет ощущения, что это какие-то дикари, которые набрасываются. Нет, они просто нас любят. И этим эфиром мы максимально постарались передать нашу любовь и в тексте к композиции «Despacito», который я написал, и во второй песне, когда мы сделали лирическое отступление. Просто за той «веселухой» и энергией, которую мы несем в наших выступлениях, мы можем упустить любящую сторону. И сегодня была возможность глаза в глаза сказать через экран то, что мы думаем, был эфир посвященный зрителям, нашим поклонникам. Хочется их подбодрить, мотивировать что-то творить и делать.

Сейчас у вас все больше поклонников, которые хотят внимания. Как справляешься?

Наверное, все хотят внимания. Если хвалят, я отвечаю «Спасибо». Просто нет времени общаться. Тем более, когда тебе пишут сто человек в день, нет времени отвечать на сообщения. Мы активно ведем наши соцсети. И в общих видео-обращениях, видео-приветствиях, фотографиях с какой-то благодарностью мы отвечаем нашим поклонникам, которым мы, конечно же, очень признательны.

Ты становишься для кого-то кумиром, а у тебя были или есть кумиры?

Нет, потому что мы существуем по принципу «Не сотвори себе кумира», потому что кумир тебе создает рамки, как творческому человеку. Я боюсь рамок, поэтому я не работаю, допустим, в репертуарном театре, потому что там создаются эти рамки. Я работаю в маленьком театре «Сузір’я», в котором играю свои любимые спектакли, потому что мне нравится это делать, я этому учился, это моя профессия. И именно благодаря театру у меня есть музыка. Потому что в какой-то момент мне стало не хватать самовыражения, хотелось не чьим-то текстом открывать какие-то в себе возможности передачи энергии и этой святой циркуляции между зрителем и артистом, а через собственный текст. Буквально все, что мной наработано в театре, есть в музыке нашей группы. У меня нет рамок в творчестве, так же как у «Каблуками по брусчатке» нет рамок в музыке. Мы не принадлежим какому-то определенному жанру, например, рок, поп и так далее, мы творим для людей. Я очень люблю говорить, что мы «стрит-поп-рок», потому что все, что есть в наших песнях, конкретно взято из наблюдений, из улицы. Мои любимые Золотые ворота и Андреевский спуск являются для меня бесконечной базой наблюдений. Поэтому музыка от народа и для народа.

Ты говоришь, что текст для «Despacito» написал буквально за ночь, для того, чтобы писать, тебе нужно вдохновение, или ты просто можешь себя заставить?

Что касается нашей музыки, я могу написать песню за пять минут, если «пошло». Например, у нас есть композиция «Біле сухе вино», написал я ее буквально за час. Много песен у меня лежат в блокноте. Потом когда-то появляется новая строчка, и я вспоминаю, что у меня там есть тоже строчка, я их цепляю, начинаю вязать, и получается песня. Иногда рождается мотив, вот Андрей когда-то принес мне мотив композиции «Баян». Я жил этой мелодией ровно год, и через год пришла идея, и я буквально за час написал песню. Иногда я заставляю себя писать, потому что все-таки лень никто не отменял. Еще, например, у меня есть стихотворение «Измена». Мне было просто интересно описать измену, как бы я ее прочел. Тогда я понял, что эта тема для меня очень больная. Я приходил каждый день на одну и ту же скамейку, и спал на этой скамейке, и ноты писал. Есть песня, допустим, «Я назавжди полетів», я тоже часами сидел с гитарой на скамейке (я очень люблю писать на улице, летом), пытаясь написать ее. Что-то не получалось, тогда я решил пройтись, буквально передо мной остановилось такси, вышла женщина с ребенком, и она чуть не упала. А девочка ей говорит: «Мама, ви за сьогодні вже вдруге перечепилися». И у меня тут же возникает в голове «Я тобою так напився, через кохання перечепився…», я тут же написал эту песню. Все эти уличные истории безумно важны для нашего творчества. Все ситуации, которые с нами происходят, есть в нашей музыке.

Попасть на «Х-фактор» — это удача. А ты себя считаешь удачливым?

Я счастливый человек, потому что меня окружает много любимых друзей, которые меня поддерживают. Я всегда очень сомневаюсь в себе и не берусь за какие-то вещи. Меня даже группу заставляли создать. Я говорил, что писать не умею, а кавера играть не хочу. Меня же поддерживали, что я всему научусь. В результате я научился, но меня надо было заставить. Есть у меня безумно сложный моноспектакль в «Сузір’ї», полтора часа я один на сцене. В какой-то момент я так испугался, что отбросил репетиции и перестал вообще работать над этим материалом. И моя подруга тогда сказала, что если я этого не сделаю, то, конечно, ничего не произойдет, я останусь на своем месте, но если сделаю, то очень сильно вырасту. И я помню премьеру, свой шаг с гримерки на сцену не забуду никогда, потому что мне хотелось просто убежать из театра. Поэтому, может быть, все мои нерешительности по жизни заменены близкими людьми и друзьями, которые всегда поддерживают меня, потому что много моих успехов, достижений и смелости зависят только от их любви и поддержки. Поэтому, да, наверное, я счастливый человек и удачливый.

 

Смотрите вокальное шоу «Х-фактор» на телеканале СТБ по субботам в 19:00!