В субботу 25 ноября на телеканале СТБ состоялся третий эфир самого масштабного вокального шоу страны «Х-фактор-8», который был посвящен украинской музыке. Во время прямого эфира Анна Трубецкая пообщалась с нашими журналистами.

Как ощущения после выступления?

Я, во-первых, выступала первая, поэтому такое ощущение облегчения, потому что я открыла эфир и сейчас могу спокойно наблюдать за ребятами. Могу сказать, что я справилась со своей задачей на все сто, и я безумно рада, что порадовала своего тренера.

По поводу комментариев судей, согласна с ними?  

Честно говоря, да, согласна с Олегом Винником. Но опять же, на эфирах я исполняла такие композиции, где, если ты откроешь, грубо говоря, рот и начнешь орать, на тебя посмотрят, как на сумасшедшую, ведь песня не об этом, песня о том, чтобы все гармонично и красиво подать. Например, «Шаленій». Там нужно было максимум нежности, и лиш в некоторых моментах обозначить эмоцию при помощи голоса. Это, как печать: «Вокалист должен петь громко», чтобы было слышно на все тридцать улиц. Но, в общем, я очень рада. У меня уже третий эфир приятное ощущение перед выходом на сцену: я чувствую себя донором адреналина. В груди начинает что-то так печь, щекотать. Когда начитается музыка за пять секунд до моего эфира, я дышу и чувствую, как у меня стучит сердце. Я сегодня впервые услышала, как звучит сердце, честно говоря.

Как относишься к критике?

Если критика конструктивная и по делу, то я принимаю ее очень спокойно и хорошо. Но если люди говорят просто, чтобы обидеть и лишь бы поговорить, то я не обращаю внимания. Слава Богу, за много лет на сцене я научилась фильтровать важность людей в моей жизни. А в нашей профессии это умение очень важно. Если человек для меня авторитетный, как личность, то я к нему прислушаюсь.

А от жюри не боишься услышать неприятные комментарии?

Наоборот, я очень жду комментариев жюри, для меня это очень важно. Например, Дима Шуров говорит, что ему вот уже второй эфир не хватает во мне нерва. И у меня, как будто, соревнование с самой собой, мне интересно — ну вот сейчас ему хватит нерва?

Помогают тебе или, наоборот, мешают ограничения, которые существуют на «Х-факторе»? Например, то, что вы живете в отдельном помещении и так дальше.

Больше, наверное, помогает, потому что мы все вместе, мы одна команда. Мы можем кому-то что-то посоветовать, поддержать в трудную минуту. Грубо говоря, даже чай сделать, когда нет сил дойти до горячего кулера. На самом деле, эта наша атмосфера, когда мы все вместе, очень сплачивает, очень помогает. Плюс, когда мы репетируем с педагогом, нам никто не мешает.

Ты успела уже с кем-то подружиться на проекте?  

Я успела подружиться с Дашей. Когда здесь была Вета, мы с ней очень сдружились. Потом Вета, к сожалению, ушла, и ушла Ксюша. Мы остались с Дашей вдвоем. Это нас безумно сплотило. Мы с ней такая вот маленькая, но удаленькая команда. Такие, прям, друг за дружочку. Если честно, у нас со всеми ребятами очень хорошие отношения. И когда меня спрашивают, есть ли у нас конкуренция на «Х-факторе», я отвечаю, что нет, ведь мы все одна команда. У нас нет такого «наконец-то сегодня кто-то вылетит», нет. Для меня каждая суббота – это 50 процентов радости от того, что наконец-то наступил день, к которому мы так долго готовились, и 50 процентов грусти от того, что в этот день кто-то уйдет из нашей семьи. Даже наш администратор сказала, что мы самый дружный сезон, когда увидела, как за сценой все обнялись огромным кольцом в первом эфире. Этот сезон, действительно, очень дружный, я дружу со всеми и всех очень искренне люблю.

Когда оглашают результаты голосования, за кого все-таки больше переживаешь — за себя, или за кого-то из участников?    

Ну, как говорят: «Дружба – дружбой, служба — службой». Любой человек боится смерти. Для меня «Х-фактор» — это жизнь, поэтому я боюсь своего ухода из проекта. Здесь со мной работает крутая команда, и я понимаю, что готова отдать все, чтобы это не заканчивалось. Невозможно передать, что я чувствую в момент объявления результатов, когда звучит похожая на удары сердца музыка и моя внутренняя мольба: «Господи, пожалуйста, только мое имя». Я очень-очень хочу проходить, как можно дальше.

Когда слышишь оглашения результатов, нет какой-то внутренней уверенности или предчувствия, что ты пройдешь дальше?

Нет, наверное, эмоции мешают думать об этом. У меня эмоции впереди здравого смысла. Я такая эмоциональная – здесь и сейчас. Хотя наша Настя на прошлом эфире говорила: «Девочки, успокоились, у меня хорошее предчувствие». А я думаю, что такое предчувствие, как оно вообще работает? У меня его нет, а у Насти есть.

Когда шла на «Х-фактор» не боялась экспериментов, что тебя как-то поменяют?

Боялась. Боялась, что затронут мои волосы, потому что мои волосы – это мое все. Я их так люблю, я их так ращу, у меня они натуральные. Некоторые девочки приходят к парикмахеру и говорят: «Можно мне такой цвет волос, как у Анны». А парикмахер объясняет, что это натуральный цвет. Поэтому волосы – это единственное, за что я переживала. Ведь на шоу всегда хотят яркой картинки, смены образа, чтобы было что пообсуждать. Но, слава Богу, мне ничего не делали. Только немного осветлили на паре прядок тон. Так что все хорошо.

Какой образ больше всего ждешь? Какую песню хотела бы представить?

У меня было три мечты на «Х-факторе» относительно номеров. Первая — сделать крутой номер с балетом. У меня эта мечта осуществилась на прошлом эфире, когда я исполняла «Burlesque». Был потрясающий номер и балет, и я с балетом. Вторая мечта – салют или фаер-шоу во время номера. И эта мечта опят же сбылась на «Burlesque». То есть две мечты уже сбылись. И третья мечта  — это стойка микрофона, и я стою в роскошном платье и пою так, что весь мир прикован ушами к моему номеру. Я жду и думаю, что и это будет. Думаю, у нас получится выбрать такую песню. Потому что «милая леди» уже поднадоела, хочется чего-то такого прямо неожиданного.

Смотрите вокальное шоу «Х-фактор» на телеканале СТБ по субботам в 19:00!